Рок-волна

05.11.2009

«10 часов вечера. Главные зануды нашей планеты сидят в своих домашних тапочках и потягивают херес. Но те, кому нравится эпатаж и веселье, готовы снова отправиться в путешествие с рок-н-роллом. Вы слушаете «Радио Рок», и я, ди-джей Граф, рассчитываю на то, что мы будем тащиться от рока день и ночь напролет».– ГрафРежиссер Ричард Кёртис (создатель таких картин, как «Четыре свадьбы и одни похороны», «Ноттинг Хилл», «Дневник Бриджит Джонс», «Реальная любовь») предлагает нашему вниманию трогательную комедию о команде рок-диджеев, которые взбудоражили британских радиослушателей 1960-х годов. Кёртис приглашает нас на борт «Рок-волны», чтобы рассказать историю бунтарей, выбравших музыку нового поколения, и противостоявших вкусам правительства, которое однозначно предпочитало джаз.

Совместно с Кёртисом над этим фильмом работали продюсеры: Тим Беван и Эрик Фелнэр («Реальная любовь», «Бриджит Джонс»), а также Хилари Беван Джонс (телесериалы «В состоянии игры», «Девушка в кафе»).За кадром работали: оператор Данни Коэн («Последний палач», «Это Англия»), техник Марк Тилдесли («28 дней спустя», «Беззаботная»), редактор Эмма Хикокс («Чумовые боты», «Спеши любить»), художник по костюмам Джоанна Джонсон («Спайдервик: хроники», «Война миров») и Кристин Бландель («Топси Турви», «Порок на экспорт», лауреат премии Оскар за лучший макияж и дизайн причесок). Дэбора Хэйворд и Лиза Чесин – исполнительные продюсеры проекта. Помощник продюсера – Эмма Фрейд, сопродюсер – Роналдо Васконселос. Сюжет«Рок-н-ролл – это то, что наполняет смыслом этот безумный мир. И я был сумасшедшим, когда думал, что смогу когда-нибудь отказаться от него».– Гэвин1966 год – золотые времена для британской поп-музыки. Рок-н-ролл звучал на Би-Би-Си в общей сложности 2 часа в неделю. Но существовало пиратское радио, которое крутило рок музыку по 24 часа в сутки, и ежедневно собирало на своей волне около 25 миллионов человек – более половины населения Великобритании.Сюжет фильма завязывается в тот момент, когда одна мамаша отправляет сына Карла (Том Старридж), недавно исключенного из школы, к крестному отцу Квентину (Билл Найи), чтобы тот получил жизненный опыт и ответы на самые важные вопросы. Квентин - владелец «Радио Рок», пиратской радиостанции, курсирующей по Северному морю, и завоевавшей популярность благодаря команде бесшабашных ди-джеев, игравших запретную музыку.Возглавляет команду ди-джеев Граф (Филип Сеймур Хоффман) – большой, нагловатый американский бог радиоволн, по уши влюбленный в музыку. В команду прекрасно вписались Дэйв (Ник Фрост) – ироничный, интеллигентный и безжалостно смешной; Саймон (Крис О’Доуд) – доверчивый милашка, который ищет настоящую любовь; Полуночный Марк (Том Уисдом) – загадочный, симпатичный и немногословный; Боб – Краткий час (Ральф Браун) – ди-джей поздней ночи, увлеченный фолком и наркотиками; Толстый Кевин (Том Брук) – обладатель самого низкого IQ, который когда-либо был известен человечеству; Ранний Джон (Уилл Адамсдейл) – диктор новостей; и Ангус «Орех» Натсфорд (Риз Дэрби) – возможно, самый надоедливый человек во всей Британии.Жизнь в Северном море кипит. Саймон находит женщину своей мечты Элеонору (Дженюари Джонс) и женится на борту корабля… чтобы быть брошенным на следующий же день. Гэвин (Риз Ифанс) возвращается из нарко-тура по США, чтобы стать лучшим ди-джеем в Британии, но сталкивается с Графом. А Карл изучает противоположный пол и пытается найти своего настоящего отца.Тем временем, пиратская радиостанция подает в поле зрения правительства Соединенного Королевства: министр Дорманди (Кеннет Брана) жаждет крови этих отступников. В эпоху, когда коридоры власти подавляли любое проявление юношеского максимализма и свободолюбия, Дорманди хочет заработать политические очки. Он издает закон о нарушениях морского радиовещания, чтобы раз и навсегда избавиться от музыкальных пиратов. О производстве фильма Рок-волна: Как задумывался фильм«Вот простая ситуация: власти нас уже не любят. Если вы сделаете это, они будут нас ненавидеть, и всеми правдами и неправдами они найдут способ избавиться от нас». – Квентин.После мирового успеха фильма «Реальная любовь», ставшего режиссерским дебютом Ричарда Кёртиса, он начал искать идеи для следующего фильма. Когда Кёртис придумывал новые истории, он вспоминал детство, и в частности те поздние ночи, когда он слушал ди-джеев 60-х, которые транслировали рок-н-ролл с кораблей, расположенных за пределами Великобритании.Эти радиостанции знакомили слушателей с такими выдающимися музыкальными коллективами, как The Beatles, Rolling Stones, The Kinks, а также с легендарными соло-исполнителями: Джимми Хендриксом (Jimmy Hendrix), Дасти Спрингфилдом (Dusty Springfield), Дженис Джоплин (Janis Joplin), Ареттой Франклин (Aretha Franklin) и многими другими. Музыкальное пиратство раздражало правительство, и оно делало все, чтобы помешать нелегальному радиовещанию, которое с водных просторов приходило в дома миллионов британцев.Страсть Кёртиса к музыке тех времен чувствовалась уже в «Реальной любви» – по песням Джони Митчел (Joni Mitchell) и Дарлен Лав (Darlene Love) и по заглавной мелодии, написанной Полом Анка (Paul Anka) и Ленноном, МакКартни. Кажется, только очередной фильм мог воплотить всю его любовь к музыке 1960-х. И он создал пиратский радио-корабль, чтобы быть уверенным – его любимые песни лягут в основу саундтрэка.«У каждого человека моего поколения те же самые воспоминания, - говорит Кёртис. – Ночью вы идете спать и кладете ваш транзисторный приемник под подушку, включаете его и слушаете фантастическую музыку. А ваши родители кричат снизу: «Иди спать Выключи свет и иди в постель». Это то, почему я так полюбил эту музыку – из-за авантюрного чувства, что ты совершаешь что-то запретное».Кёртис, вдохновляемый культовой классикой Роберта Олтмана «МЭШ» и выдающимся фильмом Джона Лэндиса «Дом животных», постарался проникнуться духом этих комедий и перенести его в свой новый проект. «МЭШ», со своей неформальностью и свободной структурой, и «Дом животных», со своими горячими шутками, повествуют о мужской дружбе, и Кёртис, замечая многие юмористические моменты, перенес их в свой фильм. Режиссер объясняет: «Я начал записывать некоторые сцены, придумывая, что может пойти не так, если на борту много парней. Ты сразу начинаешь думать, как будут складываться их отношения с девушками. Девушки заезжают на пару недель, чтобы заняться сексом? Что случается, если кто-то хочет завести подружку? Как это сделать?»Вооруженный множеством идей, забавными воспоминаниями и свободным временем, Кёртис создал «Рок-волну» - историю о том, как становятся совершеннолетними. Она фокусируется вокруг судьбы Карла, 18-летнего подростка, исключенного из школы и отправленного на перевоспитание к крестному отцу, Квентину, на непокорный корабль в Северном море. Молодой человек ищет ответы на жизненно важные вопросы, и его мама чувствует, что мальчик найдет их на корабле. По мнению Кёртиса, это путешествие приведет Карла к «обветшалому судну посреди моря, под управлением эгоцентричных диск-жокеев, которые живут и дышат своей музыкой 24 часа в сутки».Уже имея на руках сценарий, Кёртис отдал его своим давним партнерам – Тиму Бевану и Эрику Фелнару (оба из студии Уоркинг Тайтл - Working Title Films). «И музыка, и время, и сама история – все было нам интересно», - вспоминает Фелнер. «Мы с Тимом, и все в Working Title счастливы, что уже 15 лет сотрудничаем с Ричардом. Делать фильм вместе с ним – это всегда впечатляет. Он харизматичен, креативен, талантлив – одним словом, он индивидуальность».Продюсер Хилари Беван Джонс уже работала с Кёртисом в успешной теле-драме «Девушка из кафе», а также с Биллом Найи и Кевином МакДоналдом, занятыми в главных ролях, и присоединиться к команде «Рок-волны» стало ее естественным желанием. «Я прочитала сценарий и тут же влюбилась в него, - вспоминает Беван Джонс. – Он состоял из многих ингредиентов, перед которыми невозможно было устоять. Он забавный, трогательный, с великолепной музыкой. В фильмах Ричарда чувствуется большое сердце. Во время просмотра чувствуешь особую сердечную теплоту».Когда фильму дали зеленый свет, Working Title начали подбирать актеров и съемочную группу, чтобы восстановить музыкальный мир 1960-х и вернуть ему былую славу. Роли предлагались надежным людям, и к съемочной группе даже присоединился недавний лауреат Оскара.Подбор актеров«Наркоманы, отступники и развратники. У меня есть небольшое задание для тебя, Тват. Я хочу, чтобы Рок исчез через 12 месяцев, и ты должен помочь мне в этом». – Министр Дорманди.У Кёртиса были двойные обязанности – писателя и режиссера, что осложняло перенесение фильма с бумаги на экран. Как признается Кёртис, когда он редактировал сценарий, справляясь с нахлынувшими актерскими эмоциями, ему было одинаково сложно и как писателю, и как режиссеру проекта.«Когда я подбираю актеров, то я ищу определенный контекст: неформальность и желание актера развить какой-то сюжет почти до комического, но не переходя этот предел. Например, в поиске человека, который должен играть Карла, мы просмотрели 60 кандидатов. Том Старридж оказался единственным, у кого была немного небрежная манера игры, которую я искал», - говорит Кёртис.23-летний житель Лондона сравнил полученный им опыт съемок в комедии с путешествием своего героя на борт «Радио Рок». «Когда Карл прибывает на корабль, он благоговеет перед ди-джеями, - говорит Старридж. – Я прибыл, чтобы работать с такими людьми, как Филипп Сеймур Хоффман, Бил Найи, Риз Айфанс и Ник Фрост, и я чувствовал то же благоговение, то же волнение, страх и удовольствие от того, что был в их компании, что и Карл в компании ди-джеев экстра класса». Когда выбирали Графа, бравого ди-джея, чье прекрасное знание рока ограничивалось только его самодовольством, искали именно американца. «Самого известного диск-жокея этой эпохи звали Император Роско, он был американцем», - говорит Кёртис. «И было замечательно, что мы нашли американца для этой роли. Нам необыкновенно повезло, что на роль Графа нам достался самый подходящий актер в мире».Читая сценарий, Хоффман был впечатлен тем, как настойчиво Кёртис пытался воплотить в Графе дух несогласия, царивший в ту эпоху. Актер считал, что его герой – это «один из тех парней, чей дом там, где он может делать, что хочет. А так как он хочет быть ди-джеем, то этот дом может быть где угодно». Хоффман считал Графа человеком, который позволял миллионам британцев слушать ту же музыку, которую он сам любил. «Он был примером для людей, показывая им, что слушать», - продолжает он. «И он верил, что рок-н-ролл – это лекарство».«Возможно, Филипп – величайший из актеров, которые сейчас работают на планете, - говорит его коллега Билл Найи. – С ним было приятно работать, и мы чувствовали себя очень комфортно. Он один из тех актеров, которые быстро переключаются с одного характера на другой». Найи, который работал с Кёртисом в «Реальной любви» и «Девушке в кафе», был выбран на роль Квентина, капитана пиратского корабля Радио Рок. Актер согласился на роль, еще не прочитав сценарий. Он отметил: «Я восхищаюсь Ричардом и обожаю его сценарии, и я знал, что все будет хорошо. И не ошибся. Сценарий был замечательный». Он также сказал про Кёртиса как про режиссера: «Ричард может сделать то, что редко кому-то удается – заставить смеяться одновременно тысячи людей, сидящих в темноте кинотеатра».Кёртис говорит, что когда он писал сценарий, то надеялся, что Найи согласится на роль Квентина. «При создании каждого фильма есть люди, которых я имею в виду, и Билл один из них», - отмечает Кёртис. «В целом, всегда удивительно, насколько сильно можно разделять написание текста и подбор актеров… и затем как чудесно осознать, что ты написал роль для кого-то, кого знаешь и любишь».На роль Гэвина – ди-джея, который возвращается на Радио Рок, чтобы потребовать назад титул лучшего диск-жокея Европы – команда Working Title выбрала другого уже известного им актера, Риза Айфанса. Он уже работал с компанией, когда играл Спайка, соседа героя Хью Гранта в «Ноттинг Хилле». «Нам был нужен кто-то на роль Гэвина, который бы соперничал с Графом», - говорит Беван Джонс. «Риз лучше других подходил на эту роль. Его магнетизм проникает в душу». «Со стороны Ричарда это было смелым шагом – выбрать меня на роль, такую отличную от роли Спайка» - считает Айфанс. «Он действительно предложил мне что-то, совсем особенное. В этом фильме так чувствуется светлый характер Ричарда. Он идет от любви – и это то, о чем фильм».На роль харизматичного ди-джея Дэйва был избран актер Ник Фрост, более известный по роли в городском триллере Эдгара Райта «Типа крутые легавые», и роли зомби в романтической комедии «Зомби по имени Шон». «Когда тебе звонят и говорят, что Ричард Кёртис хочет предложить вам роль в своем новом фильме, нужно быть сумасшедшим, чтобы отказаться», - смеется Фрост. «Не думаю, что есть еще кто-то, кто делает то, что делает он. Он делает фильмы о дружбе, без единого намека на цинизм».На роли остальных ди-джеев Радио Рок, которые позволяли ему звучать 24 часа в сутки, семь дней в неделю, были выбраны другие талантливые актеры. Крис О’Доуд, наиболее известный по телевизионной комедии «Люди информационных технологий», исполнил роль Саймона, очень милого и наивного утреннего ди-джея. Актер Ральф Браун, известный по противоречивой роли Дэнни – наркодиллера из «Уиснэйл и я» и Аарона из фильма «Чужой», стал ди-джеем раннего утра, «встречающим рассвет». Новозеландский комедиант Риз Дарби, известный своей ролью в культовой телевизионной комедии «Полет Конкорда», сыграл Ангуса «Ореха» Натсфолда. Том Уисдом был избран на роль человека, который может соблазнить кого угодно лишь одним словом – Полночного Марка, а Уил Адамсдэйл исполнил роль Джона, знакомящего слушателей с новостями. Катрин Паркинсон, известная также своей ролью в телекомедии «Люди информационных технологий», сыграла корабельного повара-лесбиянку Фелисити, страдающую от безответной любви. Том Брук и Айк Гамильтон сыграли, соответственно, Толстого Кевина и скромного звукового инженера Гарольда. Американская актриса Дженюари Джонс, прославившаяся ролью в фильме «Сумасшедший», сыграла Элеонору – большую любовь Саймона. Талула Райли, появившаяся в «Гордости и предубеждении», сыграла племянницу Квентина (и объект страсти Карла) – Мэри-Энн.История Кёртиса знакомит зрителей не только с красочными характерами Радио Рок, но также с правительственными фанатиками, желающими закрыть Радио. Противник Квентина - сэр Александр Дорманди, правительственный чиновник, цель жизни которого – разрушить пиратское радио и запретить его ди-джеям загрязнять эфир над Европой. На роль щеголеватого Дорманди, которого с легкой руки Эммы Фрейд назвали «улыбчивым злодеем», удалось пригласить актера Кеннета Брану. «Нам повезло, что Кеннет согласился стать нашим министром», - говорит продюсер Беван Джонс. «Он невероятный и очень комичен в этой роли. Никто не сможет сказать слово «мажордом» так, как он это делает».Пути Брана и Кёртиса уже несколько раз пересекались, но вдвоем они еще ни разу не работали. «Я помню, как Эмма и Ричард пришли посмотреть «Много шума из ничего» и «Друзья Питера» с мои участием, они оба меня сильно поддерживали, и вот наконец-то сделали делать что-то вместе», - вспоминает Брана.Брана был потрясен потенциалом и юмором, которые содержались в сценарии Кёртиса. Он продолжает: «Силы тьмы весьма могущественны в этом фильме, Также в нем содержится достаточно едва уловимых размышлений о критическом моменте перемен, произошедших в нашем обществе. Ричард взглянул на этот период сквозь призму деятельности пиратского радио. Он поймал дух комической анархии».Пока Квентин пытается построить отеческие отношения с Карлом, Дорманди делает свое дело. И завершает актерский состав Джэк Дэвенпорт, известный ролью Норрингтона в «Пиратах Карибского моря». Он сыграл Твата – приспешника Дорманди. Синди Мэтьюз, снявшаяся в фильме Мэтью Ли «Беззаботная», сыграла многострадальную секретаршу Дорманди – Мисс С.Актеры подобраны, и съемочная группа начала воображать течение жизни на корабле, едва пригодном к плаванию в холодных водах Северного моря, и выбирать песни, которые могут помочь команде ди-джеев делать свою работу.Все выбирают волны: Съемки на воде«Моя цель – не обижать, а развлекать и, возможно, отчасти просвещать. Если вы стреляете, кто-то умирает. Когда бросаете бомбу, умирают многие. Если вы бьете женщину, умирает любовь. Но – и это моя искренняя политическая позиция – если вы говорите слово «ф…», на самом деле ничего не происходит».- Граф.Когда Кёртис переходил от одной роли к другой, он понимал, какая важная задача стоит перед ним. Он отмечает: «Когда вы пишите, то вас заботит, как по этому материалу будет снят фильм. Едва мы закончили сценарий, наступил замечательный момент: О, боже, если это тот самый фильм, который мы собираемся снять, нужно найти большое полуразвалившееся судно, а все актеры должны научиться быть ди-джеями….».«И здесь писатель и режиссер поразительным образом не сочетаются», - продолжает Кёртис. «Писатель создает то, что ему нравится, и затем бедный режиссер получает неясные рекомендации для съемок. Но в итоге все было очень оригинально, потому что мы взяли настоящее судно и снимали фильм в реальных погодных условиях. На судно мы поместили целую деревню – 140 человек: макияж, кухня, костюмы, актеры, съемочная группа – и отплывали из гавани каждый день в течение 5 недель. Невзирая на погоду, мы садились в это утлое суденышко, арендованное в Шотландии, и отправлялись в море».Чтобы прдготовить актеров к жизни на Радио Рок, Кёртис послал их в специальный морской лагерь, где они жили и готовились к съемкам. Актеры и съемочная группа репетировали, и спали в маленьких кабинах на борту. По вечерам они ели, пили и играли в дартс или настольный теннис. «Это сплотило нас», - вспоминает Риз Айфанс. «Очень скоро мы поняли, что у нас особая команда, и мы стали близки друг к другу».Чтобы подготовить актеров к фильму, Кёртис показывал «МЭШ» Роберта Олтмана во время репетиций. «Этот фильм был в моем сознании все время, пока проходили съемки», - говорит ди-джей Боб в исполнении Ральфа Брауна. «Есть некое чувство общности между героями «МЭШа» и тем, что мы пытались достичь – рабочие диалоги и моменты взаимодействия. Есть смысл в том, чтобы ставить камеру и наблюдать то, что происходит перед ней. Это то, что Ричард хотел сделать с этим фильмом».Чтобы помочь актерам перевоплотиться в настоящих диск-жокеев, Эмма Фрейд и технический советник ди-джей Джон Ревелл работали с ними в радиостудии в Лондоне. Они встречались с бывшими пиратскими радио ди-джеями Джонни Уолкером и Крисом Эвансом в специальной студии, чтобы изучать разные стили радиовещания. К концу этого тренинга актеры должны были записать часовое шоу, которое затем должно было войти в фильм.«Это было замечательно», - вспоминает Кёртис. «Не только потому, что мы сняли часовое шоу, но и потому что это помогло им понять, кем эти ди-джеи были на публике и в частной жизни. Если бы они не попробовали записать свое шоу, они бы не поняли тех ощущений, которые испытывают ди-джеи, вещающие для 25 миллионов человек по 24 часа в день».«Сложно научиться быть ди-джеем», - добавляет Фрейд, которая постоянно работает на радио. «Нужно найти голос, который будет звучать правдиво, интересно и с юмором, чтобы его захотели слушать. Актерам было достаточно сложно, поскольку они говорили не своими голосами, а голосами своих героев. Сначала мы учили их технике, постоянно делая записи. Затем, во время репетиций, они нашли свои голоса».Филипп Сеймур Хоффман начал репетиции на несколько недель позже своих коллег из-за сложностей с рабочим расписанием. Это не позволило ему насладиться репетициями и тренингами на радио, и в полной мере использовать те возможности, которые были у его коллег. «Он приехал к началу съемок, и у него был один час, чтобы научиться быть ди-джеем», - вспоминает Фрейд. «У него все прекрасно получалось у микрофона, и, казалось, он занимался этим всю жизнь. Мы сделали так, что он стоял во время шоу и эффектно держал микрофон. Это повлияло и на то, что его герой отличался от других ди-джеев».Основные съемки начались 3 марта 2008, и Рок-волну сняли за 14 недель. Пять из этих недель прошли в Портланд Харбор, Дорсет, где снимали на судне под названием «Тимор Челленджер».Техник Марк Тилдесли вспоминает о поисках корабля «Тимор Челленджер»: «Было довольно сложно найти подходящее судно для съемок. Мы искали мореходное судно, где могла поместиться съемочная группа, и которое по виду подходило нашему периоду. На многих судах, которые нам понравились, не было работающих двигателей».Поиски завершились в Шотландии, где нашли «Тимор», который начинал как трейлер для ловли рыбы на глубине, затем стал госпиталем на воде и, наконец, его приспособили для спасательных работ на нефтяной вышке. Чтобы оно походило на корабль пиратской радиокомпании, на палубе установили две большие мачты. «Эти мачты стали причиной некоторых проблем», - признает Тидлсли. «Мы могли снимать только во время штиля, поскольку во время шторма мы не могли выйти из гавани». К счастью, в течение 5 недель съемок погода была добра к нам, и только три дня она к нам не благоволила. Два павильона были построены на складе рядом с портовыми доками, и эти три дня мы продолжали съемки на берегу».«В киноиндустрии есть поговорка: не работай с детьми, животными и на воде», - смеется Беван Джонс. «Когда вокруг вода, она может проявлять свой буйный характер. Нам требовалось 45 минут, чтобы выйти в море, и еще больше, чтобы вернуться в гавань – поэтому наши дни были долгими. Течение и ветер могли постоянно раскачивать судно, и нам нужны были специальные буксиры для фиксации «Тимор Челленджер»… так, чтобы земля не попадала в камеру». Переменчивое море было не единственным фактором, который расстраивал планы Кёртиса и оператора Данни Коэна. Беван Джонс отмечает, что морская болезнь периодически мешала съемкам: «Нам всегда нужно было быть уверенными, что у каждого члена съемочной группы есть таблетки от морской болезни, поскольку часто море было совсем не спокойно».Съемки интерьеров корабля происходили в специальных павильонах в студиях в Шепертоне и в Пайнвуде, недалеко от Лондона. Чтобы воссоздать морскую качку, павильоны были построены на гидравлическом шарнире, который мог воспроизводить требуемое движение, имитирующее качку. Кёртис, ди-джей Коуэн и техник Тилдесли знали, что съемки в узких коридорам и маленьких комнатах осложнят процесс, но они справедливо считали, если собрать самовлюбленных эгоистов в маленьком пространстве, это усилит необходимые комические акценты.В качестве примера можно привести диалог в туалете между Дейвом и Карлом о большой любви (до того, как появляется подружка Дейва). Сцена была снята в самом маленьком пространстве, какое только можно было построить. Кёртис вспоминает: «Я сказал Марку, что это должна быть настоящая туалетная кабинка. И она должна быть малюсенькой. И три человека должны с трудом вмещаться туда. Итак, Марк сделал самую маленькую комнату, какая была возможна. И, конечно, когда мы начали съемки, вместить туда троих было очень сложно, особенно если один из них – Ник Фрост. Затем мы подумали – куда же деть оператора и звукооператора? Так мы убрали одну маленькую перегородку, и все же там было очень тесно».Кёртис знал, что традиционные съемки невозможны на корабле с узкими проходами. Они с ди-джеем Коэном согласились, что «нескольким парням нужно постоянно ходить с камерами на плечах и запечатлевать борт с разных позиций. Таким образом, у зрителя создастся впечатление хаотичности действа на Радио Рок. Не стояло вопроса о том, чтобы они направляли ее вниз, не требовалось ни широкой съемки, ни слишком близкой. Камера должна была двигаться так, как она может».Для съемочной группы в целом было в новинку выйти из закрытых залов в открытое море. Кёртис удостоверился, что рок-н-ролл проник в съемочный процесс, и звуки 1960-х сопровождали поездки в порт и из него. У некоторых членов команды даже было немного времени на рыбалку в перерывах между съемками.Kinks и The Who: музыка к фильмуДолгое время команда Working Title и Ник Энжел, помощник Ричарда Кёртиса, ответственный за музыку, работали рука об руку с режиссером, чтобы перенести лучшие мелодии 60-х в фильм «Рок-волна». «Это было детище Ричарда, и музыка была неотъемлемой частью фильма», - говорит Энжел. «Просто Ричард любит эту музыку, и моя задача состояла в том, чтобы убедиться – мы выбрали именно те песни, которые он хочет слышать в фильме».Все началось около двух лет назад, когда Кёртис впервые сказал Энжелу, что работает над фильмом о пиратской радиостанции 1960-х годов. Энжел, который и раньше работал с режиссером – в фильмах «Ноттинг Хилл» и «Реальная любовь» – начал собирать песни, которые он бы захотел использовать в фильме.Он вспоминает: «Я дал Ричарду несколько СD с треками, которые мне нравились и которые я считал характерными для эпохи – то, что он должен был слушать, пока создавал сценарий. Ричард любит музыку. И у него, очевидно, были свои идеи. Но с помощью некоторых треков я хотел освежить его память».На этом этапе два человека начали составлять каталог, состоящий примерно из 200 песен, которые потенциально могли войти в фильм. Чтобы помочь съемочной группе освежить в своей памяти хиты Криса Фарлоу (Chris Farlowe), Трогса (Troggs), Суприм (Supremes), Тертлс (Turtles), Кёртис поручил профессиональным ди-джеям ставить песни по выбору его и Энжела.«Мы хотели помочь актерам проникнуться той музыкой, которой жили их герои», - вспоминает Энжел. «Мы не считаем, что 23-летний человек настолько хорошо может сам погрузится в музыкальный мир 1966-67 годов. И даже если и так, у всех есть пробелы в знании». «Когда мы начали съемки, список песен уменьшился до 70, но нужно было продолжать выбирать. Когда материал был отснят и начался процесс монтажа, Кёртис и музыкальный редактор Стив Прайс собрались вместе и выбрали песни, которые лучше всего отражали настроение и подчеркивали отдельные сцены. В итоге в фильме задействованы 54 песни». «Это довольно много», утверждает специалист по музыке. «Но если история разворачивается на борту корабля–радиостанции, музыка должна звучать практически все время. Мы прекрасно совместили разнородный материал. Мы использовали много известных и любимых треков, но также и те, которые малоизвестны».В результате, перед нами фестиваль «винтажной музыки» 1960-х: Rolling Stones (“Jumpin’ Jack Flash” – «Прыгающий Джек» и “Let’s Spend The Night Together” – «Давай проведем ночь вместе»), The Kinks (“All Day and All of the Night” – «Весь день и вся ночь»), The Who (“My Generation,” – «Мое поколение», “I Can See For Miles,” –«Я могу видеть за милю» и “Won’t Get Fooled Again” – «Не будь снова дураком»), Small Faces (“Lazy Sunday Afternoon” – «Ленивое утро воскресенья»), Jimi Hendrix (“The Wind Cries Mary” – «Ветер поет о Мэри»), Leonard Cohen (“So Long, Marianne” – «Прощай, Марианна»), The Supremes (“The Happening” – «Что происходит»), Otis Redding (“These Arms of Mine” – «Это мое оружие»), The Hollies (“I’m Alive” – «Я жив»), Smokey Robinson and The Miracles (“Ooo Baby Baby” – «О, малышка»), а также Sandie Shaw (“Girl Don’t Come” – «Девушки не приходят») и многие другие.Британская певица Даффи записала версию “Stay With Me Baby” («Останься со мной, малышка») для фильма. Более того, лауреат Оскара композитор Ханс Циммерман записал оригинальную музыку для поворотного момента в комедии.«Мы получили практически все, что хотели, для фильма», - с гордостью заявляет Энжел. «Было один или два трека, которые по разным причинам мы не могли использовать, но всегда находились альтернативы. Мы остались очень довольны результатом».****Камеры выключены, члены съемочной группы наконец-то обсохли, режиссер Кёртис и редактор Эмма Хикокс трудятся на поприще финального монтажа, а вся команда размышляет над своей работой в «Рок-волне» и над тем, почему фильмы Ричарда Кёртиса, кажется, созданы с некоторой легкомысленностью.«У Ричарда есть талант привлекать в кинотеатры людей, которые не всегда ходят на фильмы», - резюмирует Фелнер. «Это, наверное, магический элемент его фильмов – способность убеждать людей, что стоит пойти в кино, поскольку они знают, что им понравится два часа, проведенные под обаянием этого человека».О создании фильма, который сочетает в себе любовь к музыке, комедию и романтику, Кёртис говорит следующее: «Это была эпоха прекрасной музыки, и замечательно, когда ты делаешь фильм, украшая каждую отдельно взятую сцену этой музыкой. Я надеюсь, это будет один из тех фильмов, во время просмотра которого тебе сразу захочется оказаться среди этих людей на корабле. «Четырем свадьбам» добавило шарма чувство того, что находишься среди этих друзей. Я надеюсь, по настроению фильм будет таким, как если бы вы собирались провести уикэнд с людьми, которыми очень дорожите».

Mireille Mathieu