Разомкнутые объятия

02.07.2011

Рецензия на фильм Разомкнутые объятия / Los abrazos rotos / 2009

На фоне Антихриста и Бесславных ублюдков Разомкнутые объятия прошли в Канне, можно сказать, вторым экраном, и такое же место заняли в критических отзывах: никто из зала не уходит, копья не ломает, никаких тебе провокаций, инсинуаций, жареных фактов и подозрений в психическом нездоровье автора. Наоборот, нормальный такой, слишком нормальный, Альмодовар. Без тени абсурда, сумасшествия, провокации или какой-то новой для себя и для его зрителей темы. Такой привычный старый Альмодовар, что поначалу даже скучно. Да и из старого Разомкнутые объятия - фильм не лучший. Просто хороший.

Грустный и прекрасный. С грустной и прекрасной Пенелопой Крус. У Альмодовара она актриса. Страдающая, живая, не безупречно красивая, у нее бывают мешки под глазами и вихляющая походка. Но здесь она воплощение Испании, женщина-природа (А, теперь понятно! Пенелопа реально хорошая актриса, поэтому в Америке она воплощение Америки женщина-симулякр, вышедшая из-под ножа пластического хирурга, из рук массажиста, визажиста, стилиста и стоматолога. Интересно, какой бы она была в России?) Но мы отвлеклись. У Альмодовара Пенелопа женщина в красном, удел которой страдать, а вершина жизни смерть от любви. А любовь и после смерти героини будет длиться бесконечно. Ну, вот все это Мастер проделывает в который раз, щедро, как обычно, уснащая свою стряпню экзотическими пряностями типа слепоты главного героя и реплики это твой отец в отношении персонажей, которые и без того на наших глазах общались уже часа полтора и были не разлей вода. В общем, все как всегда. Поговори с ней, Все о моей матери и проч. так те были еще и понадрывнее. Здесь-то подумаешь! двадцать лет назад умерла какая-то, пусть и очень красивая, взрослая тетка. Не сын ведь! Даже не мать! Чего теперь-то, двадцать лет спустя, об этом говорить! Ну вот умеет Альмодовар играть на этих струнах души (их своими грубыми руками каждый раз пытаются нащупать создатели мыльных сериалов, но все время чуть-чуть промахиваются), на струнах, которые отвечают за высокие чувства. Нет, не за сантименты любовь-кровь-морковь, на которых можно построить хоть 875 серий очередной Дичайшей Розы, а за высокие чувства. Которые бывают раз в жизни. И поэтому все, происходящее в одной серии каждого нового фильма Альмодовара,выходит на уровень редчайшего и ярчайшего события в жизни героев и очень редкого, исчезающее редкого! в жизни нас, зрителей. Настоящая любовь. Которая бывает раз в жизни. И ее ничем нельзя заменить. Никакими новыми встречами, старыми подругами и творческими исканиями. Поэтому герой после смерти героини ослеп и поменял имя и профессию. Он умер вместе с ней. Навсегда. В сериале мы знаем, что в следующих восьмистах сериях (или сколько там их еще осталось?) герой найдет еще не одну любовь (надо же эти серии чем-то заполнять!). Да и в жизни нашей, современной, конца нулевых годов, мы тоже знаем, что, скорей всего, тоже найдет. По крайней мере, будет искать. И поэтому мы в жизни когда уже достаточно выросли и пережили пару-тройку вечных любовей со знанием дела умудрено пожимаем плечами: Вечной любви не бывает! Но Альмодовар умеет показать как бывает. И в одном фильме показывает их сразу целый букет. Одну яркую, в красном платье на переднем плане, а еще несколько, не таких заметных, но тоже вечных на заднем. И не верить ему не возможно. Может быть, мы любим Педро Альмодовара за то, что он последний романтик?Испания - 2009

Читать рецензию

Варвара Ухорская

Mireille Mathieu