Два документальных рок-фильма на фестивале в Шеффилде

03.03.2011

Британский индастриали исламский панк из Штатов.

8-го ноября в Шеффилде завершился фестиваль документальных фильмов. Кинокритик Карина Лонгвортрассказывает о двух музыкальных документалках, "Закон ритма, часть первая" /The Beat Is The Law Part One/ и "Таквакор: Зарождение исламского панка" /Taqwacore: The Birth of Punk Islam/.

Тот, кто пришел смотреть путеводитель по музыкальной тусовке Шеффилда The Beat Is The Law Part One, ожидая увидеть исчерпывающую историю группы Pulp, самых известных сыновей (и одной дочери) этого северного города, скорее всего, ушел разочарованным. В первой 70-минутной части фильма (планируется и вторая часть) режиссер Ив Вуд занимается порой захватывающими, а порой ужасно неторопливыми и своеобразными исследованиями о зарождении музыки в стиле "индастриал" в городе, который благодаря программе Тэтчер по приватизации угля и стали утратил ключевые для него индустрии. Поэтому музыка стала попыткой запечатлеть атмосферу города через механические звуки.

Вуд удалось откопать потрясающие архивные кадры таких групп, как Clock DVA, Hula и самого раннего состава Pulp, а также замечательные фотографии и снятые ручной камерой протесты рабочих, сцены урбанистического разложения и индустриальных помещений, переделанных в арт-площадки. "Британия времен Тэтчер в 80-х годов великолепно поддерживала искусство", говорит Ник Бэнкс, ударник Pulp. "Потому что все жили на государственное пособие по безработице, у всех было полно свободного времени и деньги на инструменты и художественные принадлежности". А также на пиво Джарвис Кокер утверждает, что все жители города тратили денежное пособие на эль, "это помогало им засыпать". Местные музыканты превратились из содержанцев государства в корпоративных бенефициариев, когда группа Chakk, по звуку похожая на Nine Inch Nails эпохи палеолита, выдоила денег из лейбла MCA, чтобы устроить собственную студию записи на бывшем плавильном заводе.

Окончательная и бесповоротная слава Pulp дает о себе знать на протяжении всего фильма (на вступительных эпизодах шикарных съемок ночного города даже звучит ранняя вещь группы под названием "Sheffield: Sex City"), однако речь о ней в первой части так и не заходит. Все четыре основных участника группы Кандида Дойл, Рассел Сениор, Бэнкс и фронтмен/суперзвезда Кокер появляются в фильме, давая довольно откровенные интервью, однако эта первая часть в основном посвящена группам, исчерпавшим себя до середины 90-х, когда Pulp стали настоящими поп-звездами. На самом деле, эта часть завершается на моменте, когда местный рекорд-лейбл Fon, выросший из студии группы Chakk, отказался издавать записи Pulp, после чего Джарвис временно распустил группу и поехал в Лондон на учебу в арт-школу. Это был Колледж дизайна и искусства им Св. Мартина, где Кокер столкнется с принцессой, проявляющей любопытство к черни, и эта история позже станет основой для самого популярного сингла группы "Common People". Таким образом, фильм, ставивший перед собой цель проследить связь между борьбой рабочего класса в Шеффилде и местной музыкальной тусовкой, прерывается титром "Продолжение следует" как раз в момент, когда герой всего города движется к тому, чтобы написать величайшую поп-песню всех времен о классовой борьбе. The Beat Is The Law Part One это,конечно,не окончательный триумф, но весьма интригует.

Другой документальный фильм о роке, показанный на фестивале, "Таквакор: зарождение исламского панка" /Taqwacore: The Birth of Punk Islam/, не так сильно пострадал от груза ожиданий. Это весьма спорая, заразительная лекция о набирающем силу в Америке мусульманском панк-роке. Субкультура "таква-кора" состоит из полудюжины групп, которых вдохновила книга "The Taqwacores", выпущенная автором Майклом Мухаммедом Найтом самостоятельно. Американец Найт, прочитав в 16 лет "Автобиографию Малькольма Икса", принял исламскую веру. Застряв между двумя противоположностями спасения души при помощи новообретенной веры и современным идеалистическим панк-роком Найт создал себе выдуманный приют, объединивший эти два мира. Его роман полюбился разочарованным в жизни исламским юношам, и вскоре они принялись создавать группы в ключе, описанном Найтом. Со временем Найт получил в свое распоряжение школьный автобус, и пригласил всех практикующих таквакор молодых людей, которые обладали возможностями и желанием, отправиться вместе с ним в турне по Штатам, кульминацией которого стал импровизационный и хаотичный концерт на ежегодном собрании Исламского общества Северной Америки. Полгода спустя Найт с группой наиболее преданных делу музыкантов отправились в Пакистан. И в Чикаго, и в Лахоре они давали одно и то же шоу, но лишь в одном из этих мест группу чуть ли не арестовали только за то, что они исполняли музыку.

Режиссер Омар Маджид понимает, что предмет его фильма находится в столь зачаточном состоянии, что он может говорить лишь в настоящем времени. Когда имеешь дело с тинейджерами-бунтарями, даже теми, кто выбрал себе хобби, провокационное на глобальном и политическом уровнях, нет ни прошлого, ни будущего, есть только настоящее. Из-за этого перспектива в "Таквакоре" часто теряется, а особенно финальный эпизод, настолько застревающий в болоте сентиментальной рутины, что более важные вопросы теряются из виду. Некоторые объекты фильма Вудтак устарели, чтопопали на самое дно мусорной корзины истории, и ее попытки уделить всем аспектам одинаковое количество времени идет во вред фильму потому что некоторые аспекты/предметы/персонажи гораздо больше других относятся к настоящему моменту. Проблема "Таквакора" прямо противоположная он слишком погружен в настоящее. Но от такой безотлагательности- лишь веселее.

По материалам indieWIRE

Источник : www.arthouse.ru

Mireille Mathieu